8-я линейная полубригада
Группа военно-исторической реконструкции
Русский :: Francais :: English
Как записаться в гренадеры?

hosted by .masterhost


Rambler's Top100

Направления развития военно-исторической реконструкции

В. Хабаров (Казань)

Движение военно-исторической реконструкции на сегодняшний день очень развито в России. Оно появилось в нашей стране в середине восьмидесятых годов. За рубежом - в шестидесятых. В настоящее время наши клубы хорошо знают и ценят за рубежом, признавая большую точность воспроизведения деталей одежды и амуниции.

Можно считать, что корни движения исторической реконструкции находятся в глубокой древности. Ещё в античной Греции и Риме были случаи, когда победы отмечались крупномасштабными представлениями для публики, «воссоздающими» битву. То же самое бывало и в более поздние времена. Например, в 1687 г. английский король Яков разыграл перед своими подданными события осады Будапешта, в которой участвовал его сын. Россия тоже имеет опыт таких реконструкций. Так при императоре Николае I воссоздавались события Бородинской битвы. В них принимало участие до 25 тыс. чел. И таких примеров немало.

Но современное движение реконструкции отличается от своего прообраза тем, что в клубах воссозданием реалий былых лет занимаются гражданские лица, а не военнослужащие. Ныне в России существуют несколько направлений военно-исторической реконструкции, как правило, тесно переплетающихся между собой. Это и реконструкция Первой и Второй мировых войн. Очень развито движение наполеоновских войн. Активно развивается направление Северной войны. Отдельно стоят «средневековые» клубы. Среди них можно выделить мощный пласт реконструирующих эпоху викингов и развитого средневековья XIII-XIV вв. Существуют и экзотические клубы: римляне, Золотая Орда, ландскнехты, русские стрельцы XVII в. и другие направления.

За 25-тилетнюю историю движения военно-исторической реконструкции сложилось как несколько устойчивых фестивалей, проводимых ежегодно - таких как «Бородино» или «Куликовская битва» - так и множество более мелких мероприятий с разным количеством участников. Кроме собственно боевой составляющей, всё большую роль играет воссоздание бытовой и культурной части жизни реконструируемых эпох.

Конечно, у всего этого разнообразия клубов и фестивалей есть не только нечто общее, но и то, что существенно отличает их друг от друга. В качестве общего фактора мы выделим то, что объединяет нас всех в глазах постороннего наблюдателя. Я думаю, что вполне правомерно выразить это словосочетанием: «человек в историческом костюме» или, как принято говорить на сленге самих реконструкторов, - «человек в дурацком». Именно по этому внешнему признаку выделяет и отождествляет нас обыватель.

Внутри же реконструкторов можно разделить на несколько категорий или направлений развития. Они зачастую переплетаются между собой. Одни и те же люди и клубы могут принимать участия в мероприятиях разной направленности. Тем не менее, на мой взгляд, можно выделить и охарактеризовать четыре основных направления реконст-движения. Причём, я выделяю эти направления не по хронологическому принципу, т.е. по реконструируемой эпохе, а по наиболее характерным, на мой взгляд, внутренним чертам.

1. (Living history» («Живая история»)

Представители этого направления наиболее скрупулезно подходят к воспроизведению реконструируемой эпохи и ее материальной культуры. Это, если можно так выразиться, - наиболее «научная» часть движения. Реконструкция внутри этого направления сближаются с «экспериментальной археологией» - давно ставшей вспомогательной исторической дисциплиной. Именно реконструкции, созданные для «Living history» охотно приобретают музеи. Большая точность в деталях и стремление к отказу от современных предметов на мероприятиях делают представителей направления «Living history» прекрасным живым наполнением экспозиций музеев под открытым небом. Мероприятия в стиле «Living history» чаще всего бывают небольшими, «элитарными» и сильно «погружёнными» в эпоху. В то же время эти элитарные мероприятия - наименее зрелищная часть движения и меньше известная широкой публике.

2. Шоу-направление

Развитие туризма и повышение интереса людей к истории привели к появлению в нашей стране различных исторических шоу. Как правило - это фестивали, проводимые на местах знаменитых сражений.

Мероприятия шоу-направления наиболее массовые. Они собирают по нескольку сотен участников и несколько тысяч зрителей. Такие мероприятия довольно активно поддерживаются как госструктурами, так и частными лицами. Однако большая массовость и ориентированность на шоу требует меньшего «погружения» в эпоху. Поэтому требования к реконструкциям в этом направлении относительно ниже, чем в «Living history» и касаются больше внешней стороны. Меньше внимания уделяется, например, воссозданию бытовой части жизни. Реконструкция быта на шоу мероприятиях зачастую вообще отсутствует, т.к. не нужна организаторам мероприятий.

Относительно мягкие требования, чувство приобщённости и яркая зрелищность «шоу-направления» делают его наиболее популярным среди большого числа реконструкторов. Особенно начинающих.

3. Турнирное направление

Наверное, напрямую связанно с шоу-направлением и хронологически охватывает только эпоху средневековья, но ярко выделяется в массе реконст-движения и имеет свои специфические особенности. Поэтому выделено особо. Так называемые турниры вбирают в себя как признаки исторической реконструкции, так и спорта.

От реконструкции в этом движении костюмы, доспехи и вооружение, которые бойцы стремятся приблизить к историческим аналогам, а так же общая стилизация мероприятий «под средневековье».
От спорта в этом движении - стремление обезопасить себя во время поединков, и унификация требований к снаряжению, а так же некоторая «спортивность» правил боёв.

Воссоздаваемые в этом направлении реконструкции гораздо менее точны и более утилитарны. Хотя ввиду приспособленности исходных образцов к боям и стремление бойцов подчеркнуть историчность своего снаряжения в турнирном направлении зачастую появляются весьма неплохие образцы реконструкций.

Мероприятия турнирного направления тоже направлены на зре-лищность, собирают много зрителей, хотя не могут похвастаться сотнями участников. За счет своей зрелищ-ности они тоже наиболее охотно поддерживаются «извне», как госструктурами, так и частными лицами. Причём, ввиду относительно небольшого количества участников и большого количества зрителей, турнирное направление может похвастаться наибольшим в реконструк-торском движении опытом работы с частными спонсорами.

4. Исторические ролевые игры

Собственно к движению реконструкции ролевые игры прямого отношения не имеют, но в глазах стороннего зрителя «человек в дурацком», будь он ролевик или реконструктор, суть одно и то же. В тоже время, в ролевых исторических играх часто принимают участие и представители реконструкторского движения, ведь, как уже отмечалось, все эти направления так или иначе переплетаются между собой.

В исторических ролевых играх во главу угла ставится именно «поргру-жение» игрока в историческую реальность. Требования к реконструкции материальной культуры в этом направлении наименьшие. Тут процветают условность и функциональность. Реконструкции сближаются с театрально-бутафорскими костюмами. Тем не менее, в ролевых играх происходит наибольшее «вживание» игрока в образ отыгрываемой роли. Оно достигает порой очень больших высот. А необходимость всесторонней подготовки к игре обуславливает неплохое ориентирование в историческом материале, как организаторами игры, так и большинством игроков.

Ролевые игры - мероприятия не зрелищные.   Они  обращены  «вовнутрь». Присутствие зрителей не поощряется. Поэтому финансовые вопросы на играх решаются, как правило, за счёт собирания оргвно-сов с участников игры.

Существующее и активно развивающееся движение реконструкции во всех направлениях активно воссоздаёт предметы материальной культуры. Порой на очень высоком уровне. Изучаются новые источники, предъявляются всё новые и всё более высокие требования к новоделам. Накоплен уже довольно большой опыт, который требует некоторого обобщения и ставит новые проблемы.

Одной из таких проблем является отсутствие единой, общепринятой терминологии. До сих пор разные люди под словами реконструкция, новодел, реплика подразумевают самые разные понятия. И эти несоответствия вызывает определённые споры. Понятийный же аппарат -это то, что в первую очередь отличает научный подход в любой области деятельности. Не исключением является и реконструкция. Думается, что для выработки единой терминологии необходимо собирать не одну конференцию. И проводить обсуждения в СМИ.

Пока же предлагается несколько терминов, облегчающих понимание обсуждаемого предмета.

МАТЕРИАЛЬНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ - воссоздание предметов материальной культуры на основании дошедших до нас источников, введённых в научный оборот.
КОПИЯ - предмет сделанный по существующей вещи в тех же размерах, в той же технологии, из таких же материалов.
РЕПЛИКА - предмет, сделанный так же, как и копия, но с учетом размеров современного владельца; обводы предмета изменены пропорционально.
НОВОДЕЛ - предмет, сделанный по существующим в научной литературе типологиям из исторически верных материалов по известным во время бытования предмета технологиям.
ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ - предмет, восстановленный по письменным или изобразительным источникам, не имеющий сохранившегося до наших дней оригинала.
СТИЛИЗАЦИЯ - предмет, совпадающий по контурам с существующими типологиями, из исторически верных материалов с применением современных технологий.
БУТАФОРИЯ - предмет, изготовленный либо не из исторически верных материалов, но соответствующий существующими типологиями, либо наоборот, сделанный из исторически верных материалов, но не верный по типологии; технология изготовления не важна.
ОБРАЗ - предмет, изготовленный не в соответствии с типологиями и не из исторически верных материалов, но навевающий ассоциации с реконструируемой реальностью.

Разумеется, понятийный аппарат будет развиваться и дополняться.

И прежде, чем описать специфику создания реконструкций в движении, необходимо охарактеризовать основные источники, которые реконструкторы используют в своей работе. Их три.

Письменные. Летописи, нормативные акты, фольклор, мемуары, архивные документы и тому подобное. Как правило, в письменных источниках, мы находим упоминание о каких либо конкретных вещах. Нередко встречается их описание. Реже описание устройства этих вещей. Письменные источники могут быть очень информативны в плане описания всего перечня вещей, входящего в реконструируемый комплекс, относящийся к конкретному историческому периоду. Однако даже из подробного описания вещи, что само по себе встречается довольно редко, и тем более простого упоминания, тяжело создать конкретные чертежи, лекала и способы крепления деталей между собой. То есть все то, что так необходимо, когда надо сделать материальную реконструкцию.

Изобразительные. Миниатюры. Картины, чертежи, предметы декоративно-прикладного искусства и так далее. Часто дают образное представление о предмете и комплексе в целом, о его внешних чертах, цвете, а иногда о способах его использования. Не всегда передают информацию о материале из которого изготовлена та или иная вещь.

В плане критического использования данного вида источника необходимо обращать внимание на синхронность создания изображения и реконструируемой вещи. Зачастую изобразительные источники страдают тем же недостатком, что и письменные -они не дают информации для выполнения чертежей и лекал. Если, конечно, это не производственная документация. В этом случае изобразительные источники могут быть крайне информативными.

Предметные. Вещи, сохранившиеся до наших дней: археология, музейные экспонаты, антиквариат и так далее. Дают наибольшую информацию об устройстве вещи, её параметрах, способах изготовления. Как правило, в среде реконструкторов служат лучшим доказательством обоснованности бытования того или иного предмета и присутствия его в реконструируемом комплексе. Однако предметные источники представляют наибольшую ценность, когда известна «легенда» их бытования.

Лучше всего, когда правильность реконструкции подтверждается сразу несколькими источниками. Например, для воссоздания мундира гренадера Преображенского полка, участника Бородинского сражения, использованы мемуары офицеров-участников сражения, приказы по полку, картины, изображающие преображенцев в сражении при Бородино, нарисованные в наполеоновскую эпоху, и сохранившиеся предметы униформы солдат этого полка интересующего нас времени. К сожалению, так бывает не всегда. Надо заметить, что созданием реконструкций занимаются не только в движении военно-исторической реконструкции. Музеи и кино тоже прибегают к этому процессу в своей деятельности. Однако разница в подходах и задачах определяет отличие реконструкций движения от подобной деятельности в других направлениях.

Специфика реконструкций в военно-историческом движении заключается в том, что участникам этого движения приходится носить реконструируемую одежду и пользоваться реконструируемыми вещами. Поэтому уровень реконструкторы, как правило, изготавливают либо реплику, либо новодел. Отсюда - особенности изделий в движении военно-исторической реконструкции.

Первая - это комплексность. Воссоздавая облик воина другой эпохи, нельзя ограничиваться одним или несколькими предметами костюма или униформы, нужно воссоздавать весь комплекс: от обуви и штанов, до сумки и вооружения. Иначе невозможно. Если в музейной экспозиции для создания представления о какой либо эпохе достаточно выставить лишь верхнюю одежду или пару деталей снаряжения, зачастую не связанных между собой, реконструктор одетый лишь в отдельные детали одежды будет выглядеть смешно.

Вторая особенность реконструкций движения - это практичность. Она определяется той же необходимостью носить воссозданный комплекс одежды и пользоваться воссозданными предметами снаряжения и вооружения. Одежду, например, шьют с учётом размеров конкретного владельца, что иногда искажает истинные пропорции предмета, разумеется, в пределах допустимого. Все воссозданные в движении вещи функциональны, ими можно пользоваться, их можно носить. Удобство их применения проверяется на практике, что, безусловно, делает движение привлекательным. Кроме того, идентичные по функциональности и внешнему виду реконструкции сохраняют от неоправданного использования оригинальные предметы, что, к сожалению, иногда случается в музейной и тем более кинопрактике.

Третья особенность реконструкций движения - адекватность. То есть несмотря ни на что, все  реконструируемые  комплексы должны быть адекватны исторической реальности. Они довольно точно воспроизводят костюм, мундир, и другие реалии материальной культуры исследуемого исторического периода. При создании этих комплексов используются все возможные исторические источники. Их историчность необходимо подтверждать. И в движении работает принцип: «Вещь считается адекватной, если её существование доказано». То есть так сказать - презумпция виновности, в реконструкторском контексте. Выражение вроде: «Докажите мне, что так не было»- в движении не работает.

В принципе, большинство существующих реконструкций в движении подтверждают эти особенности.
Ниже я позволю себе определить несколько моментов, на которые стоит обратить внимание для того, что бы подход при создании реконструкции был более-менее научным.

Прежде всего необходимо определиться, то есть чётко осознать цель создания комплекса (вещи), время, культуру (армию) и социальный статус реконструируемого персонажа. При определении цели, в плане реконструкции, необходимо понять будет ли изделие сделано только для внешнего обозрения (например экспонат) , или предмет для какого либо эксперимента (например, для определения количества материала, необходимого для изготовления меча), или предмет для функционирования (например, для выступления на мероприятиях).

После определения цели определится и уровень реконструкции. Тут вступает в силу принцип достаточности. То есть выясняется, на какие моменты в создании необходимо обратить большее внимание, на какие меньше, а какие моменты можно опустить. Поясню на примере.

Пример № 1: при изготовлении нательной рубахи для выступления на фестивале на Бородино в первую очередь следует обратить внимание на соответствие ткани и выкройки. Во вторую очередь на способ шитья (на машинке или на руках) и уж совсем не важно, если данная рубаха не будет в абсолютных размерах соответствовать известному музейному оригиналу. Ведь шьётся она на конкретного человека. Не важно и количество времени, затраченного на её изготовление.

Пример № 2: ту же рубаху шьют в качестве научного эксперимента, определяя трудозатраты, необходимые для её изготовления. Тут на первый план выходит способ изготовления (вручную) и выкройки. На второй план - соответствие ткани. Не так важны размеры.

Принцип достаточности присутствует всегда. Определение степени достаточности поможет снять множество острых вопросов, касающихся пресловутой «историчности» реконструкций. Очень важно определиться со временем бытования воссоздаваемого комплекса, если речь идёт не о реконструкции одной вещи. При определении времени бытования выясняются и временные рамки вещей, которые могут присутствовать в одном комплексе. Эти рамки могут быть разные. От 50 - 100 лет при создании комплекса на средневековье, до 1-2 лет при создании формы наполеоновской эпохи. Причём, определение временных рамок поможет установить и критическую точку времени - то есть временной момент, позже которого вещь будет относиться к другой эпохе и не должна присутствовать в изготовляемом комплексе.

Опять поясню на примере. При создании униформы военнослужащего Советского Союза времён ВВО такой критической точкой будет время введение погон. В форме 1941 г. погоны никак присутствовать не могут, так как они ещё небыли введены. А вот присутствие буденовки, относящейся к другой эпохе, - возможно и определяется историей обмундирования конкретной воинской части.

Определяя время бытования комплекса, мы выделяем те временные рамки, на которые мы базируемся. А вот какие вещи должны присутствовать в комплексе из всего многообразия вещей, бытовавших в то время, выясняется при определении социального статуса персонажа. И если во время существования регулярных армий отличия в форме офицеров и рядовых прописано уставами и регламентами, то в более ранние эпохи этот вопрос более сложен. Ведь очень редко приходится реконструировать конкретного человека. Как правило, реконструируют усреднённого представителя того или иного социального слоя или воинского формирования. Поэтому, необходимо выделить и чётко представлять тот пласт вещей, который допустим для использования в данном социальном слое населения, а какой нет. Самое простое, когда вещи определённы регламентами и уставами. Все осознают, что офицерские эполеты будут неуместны на солдатском мундире. Несколько сложнее при реконструкции человека средневековья. Но и здесь, реконструктор должен чётко представлять те нормы, которые определяли костюм его эпохи, те обычаи, а так же материальные и социальные тенденции моды и даже законодательные нормативы, регламентирующие одежду и вещевой комплекс персонажа.

Позволю себе в очередной раз привести пример. При создании бытового костюма новгородского ремесленника вряд ли стоит включать в его комплекс ордынский боевой пояс с драконами, даже и синхронный по времени. Или княжеский плащ. Так же нет смысла при создании комплекса дружинника той же культуры и времени в качестве обуви делать лапти.

Проводя исследовательскую работу по воссозданию облика людей былого, по созданию предметов материальной реконструкции пользуются одним или несколькими методами.

Из этих методов выделяются три основных: Метод прямого копирования. Часто бывает так, что необходимый предмет, или комплекс предметов известен и неизменен. Уставная форма, например, конкретный портрет или известный в погребении набор предметов и т.п. Тогда используется метод прямого копирования, то есть изготовления по уже известному образцу.

Метод переноса. К сожалению, часто приходится вести работу по воссозданию облика человека минувших эпох, не имея единого исходного комплекса. Поэтому в таких случаях определяют комплекс вещей, характерных для данного исторического периода, данного культурного круга и социального слоя, и переносят в полученный комплекс известные по другим источникам предметы. Этот метод работает, если эти предметы известны и их можно подобрать.

Метод предположения (гипотетическая реконструкция). Иногда бывает так, что упомянутый в письменных источниках предмет не сохранился до наших дней и его воссоздание происходит на основе наиболее вероятных предположений, опирающихся на данные других источников. Такой, гипотетический, метод небесспорен и имеет право на существование, если нет других возможностей. Лучше, если гипотетическая реконструкция будет подтверждена двумя и более другими источниками.

Поясню на примере. Воссоздавая облика всадника Золотой Орды, изображённого на конкретной миниатюре, мы, естественно, должны изготовить ему штаны. При этом мы не имеем дошедших до нас штанов такого типа и их описания в письменных источниках. Однако мы имеем данные этнографии, т.е. сохранившие до нас так называемые штаны с «широким шагом». Поэтому, основываясь на изображении на миниатюре и на данных этнографии, мы делаем гипотетическую реконструкцию нужных нам штанов.

В заключении хочется отметить, что развитие реконструкторско-го движения идёт очень быстро. В данной статье отражены лишь основные моменты, характерные для наших дней. На мой взгляд, тенденции развития движения военно-исторической реконструкции неуклонно превращают историческую реконструкцию во вспомогательную историческую дисциплину.

Реконструктор №7, стр. 2-5




Наверх