8-я линейная полубригада
Группа военно-исторической реконструкции
Русский :: Francais :: English
Как записаться в гренадеры?

hosted by .masterhost


Rambler's Top100

Бородино 19-23 Фрюктидора CCX года (сентябрь 2002)

<<< Праздники

  • Скромный республиканский быт
  • Сытые и веселые (Праздник Федерации 20 Фрюктидора CCX года)
  • Грозные и ужасные!
  • Рапорт о сражении

    Рапорт о сражении при реке Москве
    22 фрюктидора CCX года Республики Единой и Неделимой

    28 Fructidor An CCX
    de la Republique Unie et Undivisible

    Дано на зимних квартирах батальона

    2-й батальон волонтеров Парижа вместе с 2-м полком морской артиллерии и 8-м полком легкой пехоты составил 2-ю (левофланговую) бригаду дивизии Удино. Поскольку волонтеры и егеря имели большой опыт действия в рассыпном строю и действующие ружья, я использовал их как стрелков, они всегда рассыпались в стрелковую цепь, прикрывая фронт бригады. Я должен отметить участие в наших рядах храброго гренадера из 8-й линейной полубригады.

    Прямо перед нами был русский редут, вооруженный многочисленной артиллерией и снабженный бесчисленным гарнизоном. По общему приказу моя бригада двинулась в решительную атаку, прикрытая с фронта цепью стрелков, рассчитывая застать врасплох неприятеля, но наша первая атака была отбита врагом. Тогда мы призвали на поддержку артиллерию, которая с революционным пылом засыпала дождем ядер и гранат вражеское укрепление, где многие приспешники сатрапа нашли свой бесславный конец. Особенно отличились меткостью канониры литовской артиллерии, что действовали в боевых порядках дивизии, поспевая за каждым шагом наших храбрых гренадеров. Эти литовцы показали себя достойными имени французов!

    Тогда с той яростью, на которую способны лишь французы, мы бросились в атаку, впереди шли густой цепью волонтеры Парижа и егеря 8-го легкого, поражая метким огнем все, что двигалось по ту сторону бруствера. Тут в сомкнутой колонне подоспели синие мундиры морских артиллеристов и вымели с укрепления все, что там нашли еще живого.

    Я приказал бригаде остановиться и привести колонны в порядок, впереди выставив цепь из волонтеров Парижа, а слева прикрыл бригаду цепью из 8-го легкого. Артиллерия нашей дивизии вся отныне действовала в боевых порядках моей бригады. Я приказал выдвинуться ей вперед и поражать фланговым огнем русские колонны на левом фланге нашей армии, поскольку там успех еще колебался. Противник предпринял контратаку пешими гусарами, но их полностью истребили картечным залпом - на осенней траве очень хорошо смотрелись их коричневые мундиры. Меткие выстрелы нашей артиллерии и егерей 8-го полка заставили русских на правом фланге всей боевой линии покинуть их позицию, на пятки врагу наступали хмурые гренадеры левофланговой дивизии.

    Видя безуспешность своих попыток удержаться под натиском нашей пехоты, враг бросил в атаку своих конников, в латах, с пиками и конскими хвостами - они думали испугать нас, но не таковы французские храбрецы. По моему приказу бригада построилась в каре, как по команде, стрелки вернулись к своей бригаде и заняли свои места в фасах. В углах я приказал поставить артиллерию. Мы кричали им в лицо проклятия, но ничто не могли они сделать с нашим грозным каре, умирая от стыда и сознавая всю безуспешность своих жалких потуг сделать что-либо с нерушимой стеной французской ярости, они бежали, показав нам хвосты своих лошадок.

    По моему приказу стрелки снова устремились вперед. Храбрые волонтеры Парижа уже завязали перестрелку с пехотой врага, заставив метким огнем ретироваться их стрелков. Тут надвинулась грозная ощетинившаяся штыками колонна зеленых мундиров. Но нашей контратакой мы пресекли все попытки отбить важнейшее укрепление.

    В рядах врага чувствовалось замешательство - я приказал построиться штурмовой колонной и, и не теряя времени, ударить на следующий редут. Шедший справа от нас 46-й полк весьма способствовал этой атаке. И здесь как и везде нам способствовал успех. В рядах врага царила паника, как только он видел синие мундиры нашей пехоты и слышал громовые залпы наших ружей. Вокруг нас бродили потерявшиеся в панике разрозненные отряды вражеской пехоты, особенно много было пехоты, одетой на манер венгерских гусар, некоторые с пиками. Но это революционное оружие не было им вспомоществованием - не имея представления о воинской доблести и дисциплине, все эти отряды были сметены стеной наших штыков.

    Когда враг увидел, что мы совершенно сбили с позиций прикрытие второго редута, то в спешке покинул его. Когда таким образом моя бригада взяла и второй редут, туда с барабанным боем вступила колонна резервной дивизии нашей армии. Она прибыла как раз вовремя, потому что неприятель уже стал собирать неисчислимые отряды, подкрепленные кавалерией и артиллерией, нацелившись на нашу бригаду.

    Втрое превосходили нас неприятели. Выкатив вперед многочисленную артиллерию, они осыпали нас ядрами и картечами. 46-й полк отошел назад на первый редут, а резервная дивизия также отступила, оголив наш левый фланг. Я приказал прикрыть строй густой цепью стрелков - волонтеры Парижа покрыли себя неувядаемой славой, поражая на каждом шагу стремления врага сбить нас с позиций и вернуть утраченные укрепления. В полном порядке бригада отошла к своей артиллерии, когда уже массированный огонь литовских канониров и наших метких стрелков охладил все порывы неприятеля возыметь верх над нами. Мало того, наши призывы к солдатам бросать оружие и свергать своих тиранов и сатрапов возымели свое действие. Офицеры врага гнали своих подчиненных в бой ударами палок и, потеряв уверенность в них, прекратили всякие покушения. Даже офицеры их склонялись к дружбе с вооруженным народом и с удовольствием склонялись на нашу сторону, лишь стоило сделать глоток вина из наших фляг.

    На этом сражение завершилось полным и неминуемым разгромом врага. Я приказал бригаде следовать в лагерь. Только батальон волонтеров остался на поле победы. На следующий день 23 фрюктидора основные силы батальона выступили из лагеря, произвели остановку в Можайске для подкрепления сил храбрых вооруженных парижских буржуа, чему весьма способствовало искусство местных поваров, и к вечеру уже победителями вступали в столицу.

    Командир 2-го батальона волонтеров Парижа
    Су-лейтенант Луи Ле Руа

    Vive la Nation! A bas les Tyrans!
    Les Aristocrates a la Lanterne!



  • Наверх